Наследие

– Всего-то на одну ночь? –  Вархун искоса взглянул на председателя. – Так и быть. Можно и сходить, коли только на одну ночь. Э-хе-хе! Настюк! – зычно окликнул он жену, которая сидела тут же,  рядом с ним, и вязала носки. – Приготовь тулуп. Валенки. Шапку-малахайку. Теплые варежки. Ломоть хлеба. Кусок масла. Два яйца. Щепотку соли.
– Может, дома поешь? – спросила жена.

Неугасший дым

Коль погубят род невзгоды,
Говорят, что дым угас.
Посему лихие годы
Вспоминаю каждый раз.

В те лета, когда росли мы,
Были песни слез полны.
Жизнь кромсал неумолимый,
Кровожадный меч войны.

Горький час поры жестокой,
Незаживший в сердце след...
В доме — пусто, одиноко.
Даже старой кошки нет.

Оставлять ли хлеб для кошки,
Если голоден я сам?
Если сам я — хлеба крошки
Не видал по целым дням?

В последнее время стало модно искать «места силы». Кто-то идет в горы, кто-то ищет острова, а мое заветное место – овраг, вдоль которого растянулась бабушкина деревня.
У нас в Чувашии земля повсеместно изрезана оврагами. Во времена социализма с ними боролись – обсаживали деревьями, всячески укрепляли, чтобы они не расширялись и не уменьшали площадь пахотных земель. Сейчас это все забыто. На ровном-то месте ничего не сеют и не сажают, поля зарастают бурьяном и кустарниками, где уж там с оврагами воевать.

Подписка на Наследие