Педер МИТТА. Вархун

– Всего-то на одну ночь? –  Вархун искоса взглянул на председателя. – Так и быть. Можно и сходить, коли только на одну ночь. Э-хе-хе! Настюк! – зычно окликнул он жену, которая сидела тут же,  рядом с ним, и вязала носки. – Приготовь тулуп. Валенки. Шапку-малахайку. Теплые варежки. Ломоть хлеба. Кусок масла. Два яйца. Щепотку соли.
– Может, дома поешь? – спросила жена.
– Пока не хочется, – Вархун за руку попрощался с председателем, который передал ему ружье. – В карауле поем. Ночь впереди длинная, не раз успею проголодаться. Попробуй сама на пустой живот постоять на улице! В такой-то мороз!  Да еще ночь напролет…
Жена промолчала. Быстренько собрала все, что просил муж. Вархун надел новехонький тулуп. Надвинул низко на лоб  малахай  из бараньей шкуры с кудрявым мехом. Натянул мягкие шерстяные носки и сунул ноги в высокие валенки.
– Счастливо оставаться, – пожал он руку жене (мало ли что может случиться за целую ночь!). Сунул подмышку узелок с едой и собрался идти.
– Вархун, подожди! – окликнула его жена. – А ружье-то чего оставил?
– Фу ты, черт! Совсем забыл, – беззлобно выругался Вархун. – Как без ружья, без него никак нельзя… Вот дурак…
Взял ружье. Снова попрощался с женой:
– Ну, покедова.

***
Луны не видно. Все равно не слишком темно. Звезд много, они освещают небо, а землю освещает  белый снег, белый пушистый снег. Вархун сторожит колхозные амбары. Время от времени обходит их кругом, или просто шагает взад-вперед. Вертит головой из стороны в сторону. Кроме кончика собственного носа и черных кудрявых шерстинок, свисающих на глаза с насаженного на лоб малахая, ничего  не видно. Но он все равно старательно вглядывается вокруг себя. Посмотрит, посмотрит напряженно, потом прикрывает глаза. Погружается в свои мысли. Как бы там ни было, в одиночестве очень хорошо думается!  «На кой ляд надо сторожить эти амбары? – гадает Вархун. – В такую стужу самый отчаянный воришка не сунет сюда и носа. А если даже не будет особых морозов, кто сюда придет?  Что здесь воровать? Зерно? Так зерна у всех своего навалом – на что лишнее зерно?! Дед Мирун четыре года сторожит амбары, за четыре года ни одного вора не поймал, а трудодни ему все равно идут. Еще каждый год премии получает. Как не получать – сами выдаем. Хвалим на собраниях: так и так, мол, хороший сторож, бережет коллективное добро как зеницу ока, примерный во всех отношениях колхозник… А за что особо хвалить-то? По правде говоря, пожалеть надо деда Мируна. Какой из него сторож? Ему бы только по гостям ходить. Как вот сегодня. Нынче он гостит у зятя в соседней деревне. Тот в отпуск приехал, ну и собрал родню. Зять-то у него летчик… За столом всегда найдется, о чем  поговорить. А дед Мирун любит разглагольствовать, мастак он на это дело. Выпрямит горделиво широкую грудь и как пойдет хвастаться! На собраниях всегда так себя ведет. Поди, говорит сейчас зятю: «Ты вон в небе летаешь, охраняешь границы Родины с воздуха. А младший сын у  меня в прошлом году пошел в Красную Армию – он моряк. Краснофлотец, на море служит. А другой в колхозе работает, тракторист. Если понадобится, хоть завтра может стать танкистом. И сам я на почетном посту – сторожу колхозное добро. Как не радоваться? Вся земля теперь наша, и вода, и воздух тоже наши!» Да-а, дед Мирун горазд на разговоры. А тут стой вместо него… Но ничего, всего-то одну ночь…»
Вархун открыл глаза. Зевнул. Почувствовал, что пальцы на ногах стали замерзать. Решил не стоять на одном месте, а походить туда-сюда. Обошел пару раз амбары  и присел на чурбан возле самого большого.  Достал из-за пазухи узелок с едой. Не спеша поел.  И остался сидеть на чурбане, углубившись в свои мысли. Сидел, сидел и незаметно забылся, перестал понимать, где находится.

***
Время шло быстро. Петухи редким «Ку-ка-ре-ку!» завершили свою вечернюю программу. Вархун вдруг вздрогнул и проснулся от испуга. Совсем рядом что-то громыхнуло, потом кто-то стал шумно ходить внутри амбара, стучать. Вархун, ни о чем не думая, не помня себя, ринулся в сторону дома. Он бежал задыхаясь, бежал изо всех сил. Казалось, что сзади его  догоняют, а спереди пытаются преградить дорогу. Пока бежал, взмок насквозь. Он в жизни так раньше не потел. Добрался до дома и принялся безудержно барабанить в окно:
– Открывай! Быстрее! Открывай ворота!
Жена тотчас выбежала навстречу.
Едва переступив порог, Вархун выпил целый ковш воды.
– Что случилось? Почему ты раздетый? – спросила жена.
– Как раздетый?! – оглядел себя Вархун.
– Где тулуп? Почему ты без шапки?..
– Ограбили! – Вархун кое-как перевел дух. – В амбар забрались воры. Они и сейчас там. Зерно грузят…
Жена тоже перепугалась. Но все же не потеряла голову. Тут же побежала к осоавиахимовцам. Скоро пятеро мужиков с пятью ружьями в руках собрались в доме Вархуна. Тот повторил свои слова:
– Они и сейчас там. Грузят зерно…
– Идемте тогда. Идемте!
Все вместе бегом направились в сторону амбаров. Вдруг впереди на дороге увидели что-то большое, черное.
– Что это?
– Мой тулуп! – обрадовался Вархун. – Значит, воры убежали. А тулуп бросили.
Шли-шли и опять заметили, что посредине дороги валяется что-то черное.
– Это что?
– Мой малахай! Эх, убежали воры! Даже шапку кинули.
Дошли до амбаров.
– Какой  амбар  взломали? – спрашивают шепотом у Вархуна.
– Вон тот. Самый большой.
– Идемте. Сейчас уже не страшно. Воры сбежали…
Подошли к самому большому амбару. Огромный замок висел на месте. Увидев это, все сильно удивились. Но не Вархун.
– Вишь, какие хитрые! – воскликнул он. – Даже на  замок закрыли!
– Может, и не ломали?
– Если не ломали, как тогда забрались? – уверенно заявил Вархун. – Я дальше стоял, вон у того угла, но все слышал. Они забрались в амбар, шумели сильно… Грузили зерно.
– Почему не стрелял? Где твое ружье?
– Нет вот ружья. Тоже украли.
– Как украли? Прямо из рук?!
Какое-то время все с удивлением смотрели друг на друга. Потом решили открыть амбар, посмотреть, сколько зерна пропало.
– Где ключи?
Послали одного мужика за завхозом. Пока ждали его, стали осматриваться вокруг амбаров: вдруг воры еще что-нибудь оставили. Вархун тоже стал старательно оглядываться вокруг. Первым делом подошел к чурбану, на котором еще недавно так спокойно сидел.
– Вот! – крикнул он. – Смотрите! И ружье здесь! Черти! Забыли ружье, когда убегали. Прислонили к амбару, а потом, видать, и не вспомнили про него…
– Ну и ну! – удивились в один голос односельчане. – Скажи-ка напрямик. Видать, никаких воров и не было…
– Как не было? – Вархун обиделся. – Я сам, своими ушами слышал, как они возились в амбаре. Думаете, кто там шумел… Вот и завхоз пришел. Зайдем, посмотрим!
Открыли амбар. Зажгли фонарь и огляделись внутри. Вокруг в закромах светилось зерно – желтое, словно золото. На полу лежала дохлая крыса. Возле нее горделиво восседала огромная кошка и довольно мурлыкала.
– Ну и дела! – воскликнули все разом. – Вот кто, оказывается, шумел. Вот кто тебя напугал!
– Теперь понятно, кто  виноват! – разозлился Вархун. – Это же кошка деда Мируна…

1936 г.
Педер МИТТА

Перевод с чувашского
Ирины Митта
 

Педер МИТТА

Комментировать

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.